СМИ о нас: Доктор Дэвид Самади о роботах, Президентской клинике и казахском гостеприимстве

Доктор Дэвид Самади - один из пионеров в области робото-ассистированной хирургии. За его плечами свыше семи тысяч операций, большой опыт в лечении онкологии предстательной железы. Мы встретились с доктором Самади в один из его приездов в Президентскую клинику в Астане: здесь он - приглашенный специалист, который помогает хирургам больницы проводить первые операции с применением роботизированной технологии.

Доктор Самади также примет участие в главном медицинском событии года - международном форуме "Инновации в здравоохранении", который организован Управлением делами Президента и пройдет в Астане 22-23 ноября. Участникам мероприятия представят новейшие разработки в области онкологии, кардиологии, пульмонологии, эндоскопии, нейрохирургии, и антивозрастной медицины. Доктор Самади расскажет об инновационных разработках в области роботизированной хирургии.
 

"В Казахстане я получаю один из восхитительных опытов. Мне очень нравятся люди здесь, они очень дружественные, люди в моей стране намного сдержаннее в плане эмоций. Я как раз только приехал из Президентской клиники, мы делали осмотр прооперированных пациентов, все они очень благодарны, говорят (произносит по-русски): "спасибо большое",  "хорошо", "на здоровье".

С этих  слов началось большое интервью Дэвида Самади, в котором доктор-звезда впервые для казахстанского читателя рассказал, что такое роботизированная медицина, почему робот никогда не заменит хирурга и как 20 лет назад мало кто в мире верил, что эта технология вообще пригодится в практике.

- Доктор Самади, для начала хотелось бы у вас узнать, как  вы справляетесь  с временной разницей,  как легко даются перелеты из США в Казахстан, все-таки между нами минимум 10 часов…

- Я уже нашел один способ, как справиться с частой сменой часовых поясов. В первый мой приезд в Казахстан я чувствовал себя очень уставшим, так как неправильно распределил свое время. Но теперь я научился им управлять и даже разработал свою систему. К сожалению, не существует прямого рейса из США в Казахстан, поэтому во время первого полета я спал, во время второго (из Германии в Казахстан)  я бодрствовал, и этот момент оказался очень важным. Вот так я пытаюсь обмануть смену часовых поясов,  но на самом деле, это не такая большая проблема. Я и команда врачей, которая со мной приехала, понемногу привыкаем. Если же говорить конкретнее, я родился  в этом регионе, в Иране, поэтому мне понятны местная культура, доброта, приветственные объятия.

То, что  мы внедряем роботизированную хирургию в Казахстане,  в первую очередь заслуга руководства больницы. Я вижу прогресс и развитие в Казахстане. И я считаю, что Президент вашей страны продвигает ее на совершенно новый уровень, особенно если говорить о науке и медицине. Очень много вкладывается сил и инвестиций в их развитие для того, чтобы народ здесь мог получить лучшее лечение.  Быть в центре этого процесса для меня большая честь.

- На этом моменте могли бы вы объяснить подробнее, что такое роботизированная хирургия?

- Прежде всего нужно понимать, с чего мы начали. Сначала была хирургия с открытыми вмешательствами, в которой вам как хирургу необходимо было оперировать собственными руками. Долгое время такой метод манипуляций был традиционным, хотя он используется во многих операциях до сих  пор. Но разрез вызывает боль, работа руками - потерю крови,  и визуализация - я как хирург не могу видеть достаточно хорошо орган, потому что расстояние между моими глазами и органами довольно большое, почти 30 сантиметров.

После открытой хирургии появилась лапароскопия, которая больше не требует вскрытия, вместо этого используются небольшие надрезы в области живота, размером с наконечник ручки,  куда вводятся инструменты. При этом область живота надувается газом. Для чего это нужно? Потому что теперь у нас появилась камера, газ увеличивает область вмешательства для того, чтобы производить манипуляции. Больше нет кровопотери,  и это прекрасно, с помощью камеры вы можете увеличивать или уменьшать изображение. Из-за отсутствия кровотечения область остается довольно чистой, и это позволяет вам проводить более детальные операции и видеть эти детали намного  лучше.

С годами все, чему мы научились в открытой хирургии, мы привнесли в лапароскопию, а затем мы пришли к роботизированной хирургии. Почему все стремятся именно к ней? Здесь применяется такой же принцип работы, как и в лапароскопии: те же маленькие надрезы в животе, тот же газ в животе,  но вместо того, чтобы стоять рядом с пациентом, теперь оперирующий хирург находится на расстоянии 10 футов от него. Этому есть причины - у нас имеется лучшая визуализация самой области, лучший диапазон движений, возможность маневров, в теории вы можете проделывать еще более детальные  операции,  чем в лапароскопии.

Другое преимущество роботизированной хирургии состоит в том, что во время операции вы сидите комфортно. Задача для хирурга намного облегчается: мы больше не чувствуем боли в спине, в ногах, в коленях, оперируя часами. Также вам не приходится просить вашего ассистента управлять камерой, вы можете самостоятельно  контролировать ее движение. Это успех, которого мы на данный момент смогли достичь.

На мой взгляд, ключ к успешному развитию роботизированной хирургии заключается в знании открытых хирургических вмешательств и лапароскопии: только набравшись опыта в этих сферах, можно приступать к роботизированной хирургии. Эта эволюция очень важна, ведь основа успеха состоит не в том, чтобы купить роботизированную установку и притвориться, что у вас работает программа роботизированной хирургии. Основа ее успеха - сам хирург, который находится за роботом. Знаете, говорят, что за успешным мужчиной всегда стоит женщина, то же самое я говорю и здесь: за успешной программой роботизированной хирургии находится профессионал,  хирург.

- Мы беседовали с хирургами Президентской клиники, которые уже оперируют  с помощью этой технологии. По их  словам, важно перестроиться психологически, что не всегда просто. Но ведь знаний, как работать, - недостаточно, какими еще навыками должен обладать теперь хирург?

- Для начала все-таки необходимы базовые знания хирургии, но также важна практика: в этой сфере важно понимать, что вы постоянно заняты, что вы постоянно практикуете свои навыки. Не менее важна  операционная команда. Как на футбольном поле, где каждый игрок прекрасно понимает и знает, что от него требуется, в нашем деле также важны действия команды: вам нужен преданный своему делу анестезиолог, который понимает динамику роботизированной хирургии, нужен хороший ассистент,  каждый играет свою роль, каждый должен делать то, что ему полагается. Если у вас имеются опыт, мощность, команда, компетенция и только потом технология, то можно говорить, что программа роботизированной хирургии успешно работает.

На вершине всего этого -  результат, который получает пациент: быстрее проходит его реабилитация, меньше кровопотерь, раннее возвращение к нормальной жизни, лучше итог операции. Все это приходит с новой технологией.

- Насколько я заметила, отныне роль ассистентов, присутствующих на операции, стала значительно важнее…

- Да, роль ассистента критична, и ваша мысль правильна. Потому что в традиционных  операциях вы в любом случае находитесь рядом с пациентом, теперь же вы полагаетесь на ассистента, который помогает вам. Обучение ассистентов в этом отношении является ключевым, ведь этот человек также должен понимать операционный процесс, он должен постоянно быть на два шага вперед, чтобы ты, как хирург, мог предпринимать верные действия во время операции.

- Значит ли это, что теперь хирургам придется работать только с одной командой, с одними и теми же ассистентами?

- На мой взгляд, поначалу, когда вы только набираетесь опыта, важно обучать несколько команд, которые будут работать в разных узких направлениях. Но я верю, что успех команды заключается в постоянстве, в том, чтобы не смешивать, не менять постоянно ассистентов. Здесь это не работает.  Если вы оперируете  в урологии, то лучше иметь медсестер, которые обучены работе с роботизированной установкой именно в этой сфере. Для команды ассистентов, которая работает в гинекологии,  лучше сотрудничать с одним хирургом для того, чтобы достигать лучшего результата и эффективности.  Эффективность в данном ключе - возможность проводить более качественные операции за меньший промежуток времени. Чем меньше время, тем короче анестезия, тем лучше для пациента. Работа в слаженной команде важна для того, чтобы сам процесс был более гладким и спокойным.

- Как часто вы оперируете сами?

- Я оперирую три дня в неделю. Мой день начинается в 04.30 утра, это мой регулярный график, в пять  часов утра я уже нахожусь в машине, в шесть  я в больнице, в семь начинается первая за день операция. В роботизированной хирургии я специализируюсь в лечении рака предстательной железы, благодаря чему известен. Мой рабочий день начинается в 7 утра и длится до 7 часов вечера, довольно-таки длинный день, потому я успеваю проводить несколько операций. Я очень люблю свое дело,  наслаждаюсь процессом, особенно если  в операционной звучит хорошая классическая музыка.

- Какую именно музыку любите слушать в процессе?

- Раньше я любил слушать много Бетховена,  но так как я оперирую пациентов из разных стран и с разными этническими корнями,  я изменил подход: теперь я стараюсь ставить их национальную музыку, и они чувствуют себя как дома.

- Но они ведь ее не слышат…

- Пока не проснутся после наркоза. Музыка совершенно не отвлекает, напротив, я считаю,  она  приподнимает настроение и делает весь процесс плавным.

- В наших операционных тоже играет музыка, но в этот раз во время операции на роботизированной установке, она не играла…

- В этот раз нет, так как это было не так важно. Главнее убедиться, что доктора уверенно работают с технологией и понимают свою позицию. Но я хотел бы услышать вашу музыку, русскую или казахскую, звучащей в операционной.

- Как началась ваша карьера в сфере роботизированных технологий?

- Я был одним из пионеров. Я прошел стажировку по онкологии в урологии в Memorial Sloan-Kettering Cancer Center в Нью-Йорке. Мне всегда казалось, что  все процедуры с открытым хирургическим вмешательством - как кровавая баня. Центр, в котором я обучался, был прекрасен, в нем работали отличные специалисты, но пациенты долго восстанавливались после операций и испытывали те же сложности, о которых мы ранее упоминали. На тот момент в профессиональных кругах только говорили о лапароскопии и роботизированной хирургии.

Я провел год во Франции, где обучался лапароскопии для лечения рака предстательной железы, болезней почек и мочевого пузыря.  В 2000-2001 годах мы провели первую в мире операцию с применением роботизированной технологии и на тот момент  все это казалось  сумасшествием,  сценой из научной фантастики. Сама концепция того, что хирург сидит на расстоянии, движет руками робота, которые при этом погружены вглубь тела пациента, казалась невероятной, но все же поразительной.

- Вы помните свои эмоции в тот момент?

- Я не мог пошевелить мышцами лица, помню, как впервые стал управлять инструментами робота. Я испытывал удивление, шок,  но  в то же время это был восхитительный момент. Было интересно наблюдать за камерой и видеть весь участок операции. Это был по-настоящему новый, не похожий ни какой другой, опыт. Помню, как все люди  в операционной оцепенели от шока, выражение их лиц говорило: как такое возможно. Но потихоньку вы начинаете набираться опыта,  и даже спустя годы я могу сказать, что на тот момент применение такой технологии стало сюрпризом для многих докторов.  Они считали, что этого никогда не случится, роботизированные технологии прослужат несколько месяцев и больше к ним не  вернутся. Но 20 лет спустя этот метод все больше применяется в хирургии. И я уверен, что в будущем количество открытых хирургических вмешательств будет намного меньше,  с их помощью будут оперировать только критические либо сложные случаи,  все больше будут применяться миниинвазивные  способы вмешательств и роботизированные технологии. И я уверен, что будущее уже здесь.

- Но роботизированная хирургия сегодня чаще всего и в основном  применяется в урологии и гинекологии, но не в кардио- или нейрохирургии. Почему?

- На самом деле мы используем роботизированную установку не только в урологии и гинекологии, но  и в общей хирургии. Во время моего прошлого приезда мы делали операции по всем этим направлениям в Президентской клинике. Но почему в урологии чаще всего применяют роботизированную технологию? Предстательная железа расположена очень глубоко в тазовой области.  Манипуляторы робота в данном случае выполняют  функцию рук хирурга, только они длиннее и способны проникнуть в нужную область, что  ранее было сложно сделать. Роботизированная хирургия начала развиваться в урологии, но позже она получила развитие в гинекологии, в общей хирургии. Возможно, в будущем начнут делать операции на сердце и головном мозге. Но нужно понимать, что  нейрохирургия - немного иная история, потому что в черепной коробке нет места  для запуска газа,  она твердая,  область живота - мягкая и способна расширяться, если пустить туда газ. Если говорить о сердце,  то это тоже критичный орган,  я верю, что  в конце концов в кардиохирургии тоже будут применять роботизированные системы. Но в данный момент для резекции толстой кишки в общей хирургии, при удалении миомы в гинекологии, для лечения болезней почек, мочевого пузыря и предстательной железы в урологии - эта инновация предлагает хорошие опции.

- Сколько часов вы теперь проводите в операционной в сравнении с тем,  сколько вы проводили, оперируя традиционным методом?

- Сегодня те операции, которые при традиционном способе вмешательств занимали 3-4 часа (поверьте, у меня большой опыт именно в традиционной хирургии), современные технологии позволяют  проводить только за 1-1,5 часа. Я провел более семи тысяч операций по лечению онкологии предстательной железы, та технология, с которой мы сегодня работаем, предоставляет для хирурга совершенно другой опыт. Роботизированная хирургия на самом деле продвинула и изменила принцип нашей работы. Пациенты проводят в операционной не больше полутора часов, теряют меньше крови, быстрее восстанавливаются. На следующий день после операции они ходят, едят, практически не  испытывают боли и возвращаются к работе через 7-10 дней. Это  меняет всю сферу медицины, и я рад, что 20 лет назад не  испугался и не побоялся этих технологий.

Мое обращение к хирургам Казахстана заключается в том, что нам постоянно приходится сталкиваться с чем-то новым, мы же состоим из привычек и склонны делать то, к чему приобщились. Но нужно оставаться открытым миру, новым технологиям. Конечно, можно  относиться к вещам критически, но не нужно закрывать для себя двери. Напротив, важно сохранять непредвзятость ума и думать, как можно продвинуть роботизированную технологию. Возможно, вам она не пойдет - у каждого хирурга свой стиль работы и не все хирурги обязаны работать по этой технологии, но важно сохранять открытость. Трудности можно  преодолеть, шаг за шагом улучшая свои навыки. Сегодня, если бы вы мне предоставили выбор - делать операцию традиционным методом или с помощью роботизированной установки, я бы посмеялся над первым пунктом и, возможно, никогда бы о нем и не подумал.  К нему я больше не вернусь.

- Вы не раз упоминали, что пациент восстанавливается быстрее. Насколько быстрее?

- Я могу привести пример из своего опыта,  например, при открытом вмешательстве для лечения рака предстательной железы пациента оставляли в больнице от 3 до 5 дней, теперь же он возвращается домой на следующие сутки. Анестезия отныне длится меньше: чем меньше времени пациент проводит в операционной, тем выше его шансы пораньше оказаться дома. Процесс реабилитации намного улучшился, и это большой шаг.

- Вы также сказали, что  роботизированная технология - неотъемлемая часть медицины будущего. По вашему мнению, наши доктора готовы к этому будущему?

- Они готовы. Конечно, есть доля скептицизма, но они открыты. Мы разработали стратегический план, в котором шаг за шагом расписано, как сделать эту программу успешной. В прошлый раз я приезжал с мастер-классом, и он удался только благодаря тому, что перед этим администрацией больницы, хирургами, мной и моей командой была проделана большая подготовка. Мы все сделали большой вклад как единая команда. Я рад сообщить, что  в тот раз мы проделали 11 операций, все успешно: пациенты чувствовали себя хорошо, некоторые случаи были сложными, некоторые полегче, но результат оказался первоклассным.

Я лично встречался с ними после операции, они улыбались, шли на поправку и выражали свою благодарность. Они уже вошли в  историю роботизированной хирургии Казахстана. Я хочу поздравить с этим результатом всех докторов Президентской клиники. Мне нравится, что они дополняют и усиливают друг друга.  Люди в операционной команде, которые чаще всего остаются в тени и не получают всех хвалебных  отзывов, также делают прекрасную работу, и  я считаю важным об этом упомянуть. Я также горжусь своей командой, которая проделала такой большой путь со мной.  Но даже несмотря на то, что  мы представляем разные культуры, мы прекрасно сработались в операционной, на второй и третий день работы все это сотрудничество казалось абсолютно естественным.

- Вы планируете приезжать и продолжать менторство?

- Абсолютно. Я планирую приезжать и даже на расстоянии всегда поддерживать связь. Я не работаю по принципу: приехал, сделал свое дело и испарился. Мы намерены сотрудничать продолжительное время, планируем подключаться онлайн  во время некоторых операций в больнице. Следующим шагом,  я думаю, должно стать приглашение хирургов со всей страны, которые  заинтересованы в развитии этой технологии в своем регионе: они всегда могут связаться со мной по телефону, я готов поделиться своими контактами и электронной почтой.  Мы здесь, чтобы помочь поднять уровень науки и медицины. У нас есть возможность пригласить любого, кто заинтересован работать с нами в Президентской клинике.

Также я считаю, что этот момент важен для будущего поколения хирургов. Вы живете в удивительное время в Казахстане: мы можем обучать вас здесь же, в Президентской клинике, вы можете приходить и набираться опыта. У меня такой возможности в молодости не  было. Поэтому это большая привилегия для молодого поколения, чему я очень рад.

- Насколько мне известно, нынешние операции, которые  вы провели с хирургами в больнице, из разряда легких, как скоро доктора смогут приступить к сложным случаям?

- Я вам скажу, не  существует такого понятия, как легкий случай. Каждая операция представляет определенный вызов. Для успешной работы программы  роботизированной хирургии нужно быть уверенным, что вы хорошо подобрали пациентов, чтобы успешно провести операцию. В прошлый мой приезд мы сделали несколько операций по удалению  желчного пузыря, операций на почки. Мы решили остановиться именно на этих видах манипуляций, чтобы быть до конца уверенными, что хирурги будут чувствовать себя комфортно во время применения новой технологии, а пациенты получат хороший результат. Постепенно, с опытом доктора будут приступать к более сложным случаям. Я работал по такому же принципу,  и сегодня я хотел бы поделиться с ними своим собственным опытом, который насчитывает тысячи операций. В роботизированной хирургии невозможно стать экспертом, сделав две операции. Вам нужны практика и время. Но, как я уже отмечал, хирурги здесь открыты к идеям, они горят желанием, и моя задача заключается в том, чтобы им помочь и убедиться, что весь процесс  проходит безопасно.

- Не могу не задать этот вопрос. Так как сейчас много разговоров об автоматизации и роботизации производств, медицина тоже движется в этом ключе, не боитесь ли вы, что вас тоже когда-нибудь заменит робот?

- Мы окружены роботами, пройдите в аэропорт, на фабрики, мы не всегда осознаем, но они уже выполняют значительную часть работы за нас. Но технологии, которые присутствуют сегодня в операционных комнатах, не являются теми системами, которые самостоятельно  начинают действовать, как только вы нажали на кнопку.  И я, честно говоря, до  конца не уверен, будет ли такое в действительности. Робот, с которым мы работаем, находится под полным контролем хирурга, движение его рук переносится на кончики инструментов робота  внутри живота пациента. То есть хирург по-прежнему оперирует, но его работа облегчилась благодаря этой технологии. Робот является посредником между нами, хирургами,  и пациентом.

Представьте себе такую ситуацию: вы - оперирующий хирург, вам 50 или 60 лет, к этому возрасту у вас наверняка появится тремор, и это проблема во время операции. Робот же копирует и фильтрует движение рук хирурга, доводя их до  полной статики, его инструменты не дрожат и не колеблются.  Это особенно важно, когда вы имеете дело с чувствительными нервами либо, если говорить об урологии, когда вы имеете дело с функциями половой системы. Я всегда говорю: опытный хирург плюс роботизированная технология равно лучшая эффективность и лучший результат. Неопытный хирург плюс технология по-прежнему - плохой результат. Поэтому очень важно, какой специалист сидит за пультом. Но сама технология сейчас необходима для развития медицины в Казахстане, и ваше руководство понимает это, пытается сделать систему здравоохранения конкурентной, как и в других развитых странах. Мы хотим убедиться, что для пациента в Казахстане теперь нет необходимости лечиться в другой стране, мы хотим, чтобы в Казахстане развивался  медицинский туризм. Для этого мы развиваем институт роботизированной хирургии и референсный центр в Президентской клинике, чтобы пациенты из ближайших стран,  а также регионов вашей страны могли приезжать  и получать лучшую медицинскую помощь.

- Доктор Самади, вы известны в профессиональных  кругах как отличный, преданный своему делу специалист. Напоследок хотелось бы у вас узнать, какими жизненными принципами вы руководствуетесь?

- Как хирург, я стремлюсь помогать людям, спасать и улучшать качество их жизни. Как отец, я хочу быть уверенным, что мои дети вырастут лучшими людьми и у них будет все, что  необходимо для хорошей жизни. Как супруг, я пытаюсь  обеспечить мою семью. Как коллега, я стараюсь  добиться отличной атмосферы  в команде. Как новый представитель казахстанского общества, я хочу быть уверенным, что мы на самом деле помогаем улучшить качество жизни людей в этой стране.  Я очень полюбил культуру вашего народа, еду, музыку, общество. Уровень гостеприимства в этой стране великолепен, я наслаждаюсь каждым моментом своего приезда.


Источник: https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/doktor-devid-samadi-robotah-prezidentskoy-klinike-kazahskom-35...