ОБРАТНАЯ СТОРОНА ОПЕРАЦИОННОЙ: КАК ОБЕСПЕЧИТЬ КАЧЕСТВО УСЛУГ И БЕЗОПАСНОСТЬ ПАЦИЕНТОВ ПО МИРОВОМУ СТАНДАРТУ?

А безопасно ли? Насколько качественный? И не будет ли последствий? – мы задаемся этими вопросами везде. В больницах, которым мы доверяем самое ценное, что у нас есть – жизнь и здоровье – мы задаем этот вопрос еще чаще. Впрочем, мировая медицина давно знает на него ответ. В нашем репортаже-инструкции мы как раз расскажем вам о трех буквах мирового стандарта качества и безопасности медицинских услуг, а чтобы подробнее понять, как ему соответствовать, заглянем за кулисы операционной, проникнем в «грязное окно», и увидим, через что проходят инструменты хирурга, прежде чем оказаться в операционной.

2018.02.27 jci 1

ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ

В медицине у него конкретное обозначение: JCI. Если вы когда-либо услышите или увидите эти три буквы, значит место, в котором вы сейчас находитесь, прошло международную проверку на соответствие мировому стандарту качества и безопасности. Конкретно: в этой больнице под строгим контролем международных комиссаров - вся ее деятельность: от профессионализма врачей, безопасности пациентов, до ведения документов, норм этики и совсем уж элементарной гигиены рук. Впрочем, обозначенные пункты далеко не последние…

2018.02.27 jci 2

«Помимо безопасности и качества, JCI также уделяет большое внимание управлению, поскольку именно оно несет ответственность за то, каким будет качество услуг и насколько они будут безопасны. Поддержка руководства в этом ключе является самой главной, так как  реализация этих стандартов на самом деле требует больших ресурсов и обучения,  например, для той же самой гигиены рук, больница должна иметь определенное количество диспенсеров, а сотрудники обязаны соблюдать все инструкции»

 

Ахмет Мурат Сумер, командированный в Больницу медицинского  центра управделами президента консультант по тому самому мировому качеству и стандарту, несколько раз  упомянет гигиену рук: в этом и особенность любой качественной и безопасной услуги – она складывается из мелочей, - скажет эксперт. Впрочем,  к процедуре мытья рук,  мы еще вернемся,  а пока покинем и нашего любезного консультанта, и коридор Президентской клиники, чтобы понять, как выглядит мировой стандарт  не на словах экспертов, а в реальности.

2018.02.27 jci 3

ПУНКТ ПЕРВЫЙ: РАЗДЕЛЯЙ И ЛЕЧИ

Наше путешествие начинается с палаты пациента,  откуда он  отправится прямиком в операционную. К нашему приходу он  уже готов: умыт,  одет, и осмотрен врачами. До операционной его везут на собственной же койке – никаких пересаживаний и переносов,  чтобы обеспечить не только комфорт и предупредить различные травмы, но и сэкономить время -  в больницах, как правило,  оно особенно ценно.

2018.02.27 jci 42018.02.27 jci 5

Не проходит и минуты, мы с пациентом в сопровождении медсестер уже стоим в коридоре и ожидаем лифт. Впрочем, это совсем не похоже на  привычное ожидание в подъезде: во-первых,  лифтов в Больнице – аж двадцать один,   и все они строго разграничены. Во-вторых, нам как посетителям, разрешено «кататься» лишь на тех, что  с зеленой пометкой – то есть общего пользования. Таких лифтов всего девять. У остальных – своя особенная миссия и предназначение.

2018.02.27 jci 6

«Есть лифты строго  предназначенные  для транспортировки пищи,  есть  лифты, предназначенные  для транспортировки медикаментов, есть лифты, предназначенные  для грязных  отходов, для инструментов и так далее.Утром и вечером,  в обед, по  возможности, по  мере загруженности  и разгруженности,  все лифты обязательно  проходят обработку, в том числе и дезинфекцию».

2018.02.27 jci 7

Марияш Жайсанбаева, главная по инфекционному контролю  в Больнице Медицинского центра Управления делами Президента, сопровождает нас в лифте для общего пользования, пока пациент  с медсестерами поднимается параллельно в лифте с красной пометкой «только для медицинского персонала». Понятно, что такое разграничение уменьшает распространение инфекций, но в большей степени позволяет ускорить сам путь от палаты до операционной и снова – сэкономить бесценное время.

 

ПУНКТ ВТОРОЙ: ОСТОРОЖНО! СТЕРИЛЬНО

Но вот  мы входим в святая святых любого  медицинского учреждения – операционный блок. Важная деталь: нашего пациента переносят на реанимационную кровать-каталку на входе в блок, не в самой операционной, как принято считать. При этом переносят – тоже неверное слово, ведь сами врачи в этом процессе участвуют больше как  наблюдатели: все делает машина – специальный автоматизированный перекладчик. Он позволяет обезопасить весь процесс и устранить риск получения травмы.

2018.02.27 jci 8

«Ну, что,  как самочувствие?» -  тем временем интересуется у пациента анестезиолог. Впрочем,  продолжение этой беседы нам так и не  удалось дослушать: нас с камерами отправили переодеваться – далее только стерильная зона.

2018.02.27 jci 92018.02.27 jci 10

На входе в саму операционную  желательно  устранить все, что может стать переносчиком инфекций и бактерий, потому наши камеры тщательно обрабатываются,  а одежда прячется в шкаф – нам выдают обработанную медицинскую униформу, маски, шапки и обувь. Точно такой же процесс переодевания и  чистки проходит каждый, кто войдет в операционную.

2018.02.27 jci 112018.02.27 jci 122018.02.27 jci 132018.02.27 jci 142018.02.27 jci 15

Особенная тщательность в подготовке, конечно же,  у хирурга и его команды: их операция, по сути, начинается с той самой ранее упомянутой элементарной, но очень важной гигиены рук. Впрочем, не все так просто: здесь существует своя техника движений, которые указаны в памятке прямо над раковиной, как напоминание и преданность принципу «не навреди». При  этом полная стерильность – не преувеличенная фраза, а  обязательный критерий безопасности и качества: в операционной она поддерживается во всем – с санитарной обработки и дезинфекции помещения перед каждой операцией до невидимого для невооруженного глаза воздуха. Он здесь тоже – очищенный, обработанный, и можете себе представить,  не содержит ни пыли, ни микробов, ни прочих инфекций.

 

«Стерильность воздуха у нас обеспечивают двадцать машин приточно-вытяжной вентиляции с так называемой ламинарной подачей воздуха, которая предполагает подачу стерильного воздуха мягкими равномерными слоями – они предупреждают завихрения и распыления частиц, газов в пространстве и мягко опускают их на уровень пола, и дальше вытягивают из помещения»,  комментирует Марияш Жайсанбаева, руководитель службы инфекционного контроля.

2018.02.27 jci 162018.02.27 jci 17

Тем временем, в операционной начинают  греметь инструменты. Врач-ассистент раскладывает их на специальном столе,  в ту зону нам вообще запрещено входить: в стерильной операционной существует свое собственное еще более стерильное пространство, там как раз находятся инструменты, которыми будет оперировать хирург. Но здесь мы, пожалуй, остановимся, и  вернемся на несколько этапов назад и узнаем, как инструменты проходят тест-контроль.

2018.02.27 jci 18

ПУНКТ ТРЕТИЙ: ПУТИ НАЗАД НЕТ

Из  операционной для использованных инструментов и прочих  отходных  материалов действительно нет пути назад, кроме как вперед – в «грязное окно», конечно, образно «грязное», так как через него все предметы попадают  прямиком  в централизованное стерилизационное отделение и проходят этапы мойки, сушки, стерилизации и контроль качества пройденной обработки, после чего уже попадают снова в операционную. При этом весь процесс занимает  три часа.

2018.02.27 jci 192018.02.27 jci 202018.02.27 jci 21

«Машины здесь все стоят  проходного типа, то есть, если инструменты моются, то здесь же мы их не можем забрать, их можно будет взять  в следующей зоне обработки», - под грохот и шум железного оборудования рассказывает нам заведующий всей этой «большой стиркой» Еркинбек Момынбеков, заостряя наше внимание на каждой машине и  каждом сотруднике Центрального стерилизационного отделения. Такая тщательность понятна, ведь в этой цепи стерильного конвейера важно каждое звено, обеспечивающее чистоту, порядок, безопасность и качество всего операционного процесса. 

2018.02.27 jci 222018.02.27 jci 232018.02.27 jci 24

ПУНКТ ЧЕТВЕРТЫЙ: ВСЕГДА СЛЕДУЙ СТАНДАРТУ

«Оборудование готово? Инструменты?» тестирует последнюю подготовку хирург. Мы со штативами,  камерами и телефонами затаили дыхание: сейчас начнется. И каково же было  наше удивление, когда ничего не началось. Развязка произошла там, где ее не должно было быть, по крайней мере, как считали мы, но в операционной было все спланировано: и только что заснувший пациент по  команде хирурга раскрывает глаза, а все  присутствующие доктора начинают нам улыбаться. Нам понадобилось еще пару минут, чтобы все-таки до конца поверить, что в операционной сейчас не будет никакой операции. На наши расспросы «почему?» мы получили вполне справедливый ответ:

«Нет, нас же много и соответственно здесь уже грязно в операционной. Мы так рисковать не можем и не будем».

2018.02.27 jci 252018.02.27 jci 26

Нам сказали, что  операция начнется, как только мы с камерами покинем помещение,  и его тщательно продезинфицируют, соблюдая все критерии и этапы, прописанные  в мировом стандарте качества и безопасности  - JCI.