СТИМУЛЯЦИЯ БЛУЖДАЮЩЕГО НЕРВА: КОГДА ПРЕПАРАТЫ ОТ ПРИСТУПОВ ЭПИЛЕПСИИ СТАНОВЯТСЯ БЕССИЛЬНЫ…

СТИМУЛЯЦИЯ БЛУЖДАЮЩЕГО НЕРВА: КОГДА ПРЕПАРАТЫ ОТ ПРИСТУПОВ ЭПИЛЕПСИИ СТАНОВЯТСЯ БЕССИЛЬНЫ…

Об одном из  методов оперативного лечения болезни рассказывает нейрохирург Президентской клиники – Азат Шпеков.

 


У эпилепсии много имен. За все время своего существования человечество именовало эту болезнь по-разному в зависимости от восприятий самой эпохи: у римлян и древних греков эпилепсия считалась проявлением божественного, отсюда и ее название «геркулесова болезнь», то есть если ей могли болеть, то лишь полубоги, наделенные неописуемой силой тела. Впрочем, от священной болезни она спустя некоторое время снизошла до «демонической», «дурной», «лунной», «падучей», пока не стала известна всему миру под нейтральным научным определением – эпилепсия. Хотя это слово тоже восходит к прошлому и означает на древнегреческом «схваченный» или «пойманный».

 

СХВАЧЕННЫЕ И ПОЙМАННЫЕ

Это определение все же, как никакое прежде, описывает реальное состояние человека не  только в момент «удара»: больной, как правило, схвачен  и пойман  в тиски болезни даже тогда, когда приступа нет, ведь он  может произойти в любой момент. Внешне симптомы эпилепсии могут проявляться совершенно по-разному: от судорог с пеной во рту до довольно «тихих» приступов, во время которых больной может просто временно терять сознание, и  потом снова приходить в себя.  Но вопреки тому, что происходит снаружи, в головном мозге развитие действий всегда неизменно – эпилепсию вызывают аномальные разряды нейронов, которые могут сосредоточиться как в одной «точке» головного мозга, так и  простираться на его обоих полушариях.




«Один процент населения болеет эпилепсией во всех странах. Если у нас проживает 17 миллионов, то 170 тысяч точно поражены этим диагнозом. Хотя в нашей стране цифра, возможно, еще больше, так как в некоторых случаях пациентам назначают неверную диагностику и неэффективное лечение. У нас были такие пациенты, которым ранее неправильно лечили болезнь: они получали не ту дозу, либо им выписывали не тот препарат». 

 

Азат Шпеков – один  из создателей уникального для нашей страны Центра Эпилептологии. Такого еще не было. Он задуман для того, чтобы не просто помочь людям с диагнозом: в Центре будут собирать и анализировать данные о болезни,  а также вести пациентов – тех, кто впервые сталкивается с эпилепсией; тех, кто с ней уже знаком и долгие годы «усмиряет» припадки с помощью таблеток; и тех, для кого единственный эффективный способ борьбы – операция.  Но и она, по  словам доктора, чаще всего лишь следствие неправильной терапии, ведь  при верном подборе препаратов и расчете дозы – эпилепсия излечима. 





«Как это происходит? Человек заболел эпилепсией, ему назначили препарат, и приступы вроде бы уменьшились. Он может принимать таблетки несколько лет, приступы уже случаются реже. При правильной терапии врач уменьшает дозу и, в конце концов, избавляет пациента и от приступов и от препаратов. Но чаще всего происходит иначе: пациентам назначают неэффективное лечение: он либо принимал низкую дозу, либо перенес различные виды приступов, которые лечили большим количеством препаратов. И если в таком случае назначить менее эффективный препарат, такой больной не будет излечен никогда».

 

ВЫХОД ЧЕРЕЗ БЛУЖДАЮЩИЙ НЕРВ

Пациенты, которые больше не реагируют на препараты, и оказываются  в списке оперируемых. Но прежде чем попасть на стол к нейрохирургу, врачи проводят исследование головного мозга, чтобы выявить, где располагаются те самые аномальные нейроны, вызывающие приступы. Потому в процессе подготовки к операции участвуют разные сферы медицины. В случае нашей больницы – ее разные отделения: больных исследуют на магнитно-резонансном томографе (МРТ), чтобы «поймать» очаг, а также, при необходимости, направляют  в отделение ядерной медицины, где головной мозг  пациента сканируют на позитронно-эмисионном томографе (ПЭТ), чтобы выявить «природу» пораженной области и понять масштаб изменений в ней. 





После такого исследования пациента направляют уже на операцию, во время которой хирурги вырезают (слово позаимствовано у специалистов-прим.авт.) пораженные участки. Но здесь стоит  отметить, что такая операция возможна только в том случае, если «бунтующие» клетки головного мозга сосредоточены компактно и локально, в одном месте. При обратном раскладе,  когда очагов много и они разбросаны в разных  частях нашего «процессора», хирурги прибегают к стимуляции блуждающего нерва (vagus nerve stimultion).

 

«Блуждающий нерв находится в составе эпилептической системы. В мозге есть такая гипотетическая эпилептическая система, и если бы ее не было, то тогда эпилепсия убивала бы каждого больного этим диагнозом. И многолетние опыты в мировой науке привели к тому, что если стимулировать этот vagus - блуждающий нерв, то приступов становится все меньше и меньше. Но это не основной метод лечения. Оно рекомендовано тем, у кого сложно либо совершенно невозможно  обнаружить очаг и его вырезать. Например, у больного может быть много очагов на обоих полушариях, или же они расположены в функционально значимой зоне. И последующая операция, может сказаться на зрении, слухе, движении в целом».

 

Такая операция проводится не на головном мозге, а на шее, где как раз и расположен тот самый блуждающий нерв. Хирурги делают  надрез на шее и  буквально обволакивают нерв электродами - по ним в дальнейшем проходят электрические сигналы, исходящие из стимулятора (он вшивается в предплечье). По блуждающему нерву – эти самые сигналы попадают в головной мозг и уже там воздействуют на пораженные клетки. 





«Пациент должен обследоваться у нас постоянно в течение первых двух недель, так как этот нерв генерирует сердце, поэтому его стимуляцию мы должны увеличивать постепенно. Если сделать все резко, то сердце может даже остановится».

 

При этом сама стимуляция, конечно, не  является панацеей: для того, чтобы усилить эффект операции, больному дополнительно прописывают препараты.  Главная заслуга операции в том, что искусственные стимулы предупреждают развитие  припадков, и  их в жизни пациента случается все меньше, постепенно освобождая его от «схваченной» и «пойманной» болезни.